По уровню адипонектина можно судить о риске развития рака поджелудочной железы

20 грудня 2012 о 15:16
1374

В ходе нового исследования ученые из Медицинской школы Гарвардского университета (Harvard Medical School), Бостон, США, выявили, что у больных раком поджелудочной железы (РПЖ) уровень адипонектина (гормоноподобного вещества белковой природы, выделяемого жировой тканью, повышающего чувствительность тканей к инсулину и обладающего противовоспалительным действием) значительно ниже, чем за год до установления диагноза и по сравнению со здоровыми. Результаты исследования опубликованы в «Journal of the National Cancer Institute».

В последнее время появляется все больше доказательств того, что факторами риска развития РПЖ являются ожирение и уровень адипонектина в плазме крови. Доказано, что уровень адипонектина определяет прогноз выживаемости больных с онкологической патологией поджелудочной железы.

Для данной работы ученые проанализировали результаты 5 крупных проспективных исследований, в которых приняли участие 360 тыс. человек. РПЖ диагностирован у 468 из них, сдавших анализ крови не менее чем за 1 год до установления диагноза. Случайным образом из здоровых участников были выбраны 1080 человек, которые составили контрольную группу. Проанализировав полученные данные, исследователи установили, что медиана содержания адипонектина в плазме крови у больных РПЖ составила 6,2 мкг/мл, а у участников группы контроля — 6,8 мкг/мл (р=0,009). Во всех 5 проспективных исследованиях отмечена взаимосвязь между уровнем адипонектина и риском развития РПЖ, вне зависимости от маркеров инсулинорезистентности, например наличия сахарного диабета, индекса массы тела, уровня физической активности и С-реактивного белка в плазме крови.

Для более детальной оценки данных участников разделили на квинтили в зависимости от уровня адипонектина в плазме крови. Отмечено, что чем выше уровень гормоноподобного вещества, тем ниже риск развития РПЖ. Так, у участников из 1-го квинтиля относительный риск (ОР) развития РПЖ составил 0,66 (95% доверительный интревал (ДИ) 0,44–0,97), 2-го — 0,61 (95% ДИ 0,43–0,86), 3-го — 0,58 (95% ДИ 0,41–0,84), 4-го — 0,59 (95% ДИ 0,41–0,84). Все полученные результаты были статистически достоверными (р=0,04). Выявленная взаимосвязь не зависела от индекса массы тела пациента, наличия сахарного диабета, статуса курения и других признанных факторов риска развития РПЖ.

Авторы исследования подчеркивают, что полученные результаты являются дополнительными доказательствами роли массы тела пациента и резистентности к инсулину в развитии РПЖ, а также того, что высокий уровень адипонектина в плазме крови является независимым фактором риска развития данной онкологической патологии. Ученые надеются посвятить последующие работы изучению терапевтических мероприятий, направленных на повышение уровня циркулирующего адипонектина с целью предупреждения развития РПЖ.

Bao Y., Giovannucci E.L., Kraft P. et al. (2012) A Prospective Study of Plasma Adiponectin and Pancreatic Cancer Risk in Five US Cohorts. J. Natl. Cancer, Dec. 14 [Epub ahead of print].

Smith M. (2012) Obesity hormone linked to pancreatic Ca. MedPage Today, Dec. 15 (www.medpagetoday.com/HematologyOncology/OtherCancers/36473).

Zhang J., Hochwald S.N. (2012) Plasma Adiponectin: a possible link between fat metabolism and pancreatic cancer risk. J. Natl. Cancer, Dec. 14 [Epub ahead of print].

Юлия Котикович