«Убийца бедняков»: рак шейки матки каждый день забирает по 5 наших женщин

27 лютого 2019 о 12:56
5462

Поскольку 90% случаев рака шейки матки (РШМ) приходятся на страны с уровнем дохода ниже среднего, в благополучной Европе и Америке о нем почти забыли. «Это — не болезнь прошлого, но болезнь бедности», — напоминает автор недавно опубликованной в «The Lancet» статьи «Рак шейки матки: уроки, извлеченные из забытых тропических болезней» (Knaul F. et al., 2019). Данная фраза звучит как приговор отечественной системе здравоохранения, в рамках которой в последнее время пренебрегают большинством профилактических мероприятий.

Вдумайтесь: каждые 2 мин РШМ уносит жизнь 1 женщины на нашей планете. Большинство пострадавших живут в регионах с низким уровнем дохода, в том числе в нашей стране, где каждый день по причине этой патологии мы теряем в среднем по 5 женщин, согласно Национальному канцер-реестру.

Маркер несправедливости

Предотвратимый при раннем выявлении РШМ становится все более распространенным маркером несправедливости и невозможности доступа к медицинской помощи по причине неадекватного функционирования системы здравоохранения и социальной защиты (Freeman H.P., Wingrove B.K., 2005). Вызывается он вирусом папилломы человека, передающимся половым путем. Такая природа болезни подвергает женщин риску стигматизации и остракизму, тяжесть которых усугубляется чрезвычайно болезненными, унижающими достоинство симптомами, заканчивающимися смертью (DiSaia P.J. et al., 2018).

В глобальном масштабе РШМ на сегодня зафиксирован примерно у 1 млрд человек, 310 тыс. ежегодно умирают вследствие этого заболевания. Однако в развитых странах это тяжелое бремя практически не ощущается, поскольку сконцентрировано почти полностью в сообществах с низким уровнем дохода. Будучи пятым (среди женщин — четвертым) по распространенности онкологическим заболеванием в мире, РШМ поражает в основном женщин бедных, лишенных медицинской страховки. Так, 90% смертей от РШМ приходится на страны с доходами ниже среднего (WHO, 2019). Ожидается, что неравномерное распределение этого бремени с годами усилится, поскольку, согласно прогнозам, глобальные показатели смертности от РШМ возрастут почти на 22% в период с 2015 по 2030 г.: в странах с низким уровнем дохода — на 27%, тогда как с высоким — всего на 1% (WHO, 2019).

На общеевропейском фоне наша страна выглядит далеко не лучшим образом. Так, в целом по Европе (не только ЕС) в 2018 г. среди злокачественных новообразований у женщин РШМ занимает 7-е место как по распространенности (11,2 на 100 тыс. населения), так и по смертности (3,8); а в Украине (рисунок) — 4-е по распространенности (17,1) и 3-е — по смертности (6,6) (Ferlay J. et al., 2018).

Рисунок. Смертность вследствие РШМ (на 100 тыс. населения) в некоторых европейских странах согласно GLOBOCAN в 2018 г. (Ferlay J. et al., 2018)

Авторы вышеупомянутой публикации в «The Lancet» приводят пример Мексики, где ситуация со смертностью вследствие РШМ за последние десятилетия в целом улучшилась, но только не в группах с низким индексом человеческого развития, где доля РШМ среди причин смерти за последние 36 лет увеличилась на 335%! В нашей стране этот показатель с 1990-х годов также неуклонно снижается (www.healthdata.org), но статистики по отдельным группам населения у нас нет, зато есть основания предполагать, что ситуация характеризуется значительными диспропорциями в зависимости от социального статуса.

Нужна коллективная ответственность, как при «забытых» болезнях

Подобная привязка к социально-экономическому статусу роднит РШМ с «пренебрегаемыми» или «забытыми» (тропическими) болезнями (neglected tropical diseases — NTD). Этим термином традиционно обозначают группу инфекционных и паразитарных (тропических) заболеваний, поражающих преимущественно беднейшие и маргинализированные слои населения в наиболее отсталых регионах Азии, Африки и Латинской Америки. Забытые болезни (гельминтные, протозойные инвазии, лепру, трахому, желтую лихорадку, бешенство, чесотку и др.) противопоставляют «трем великим убийцам» — СПИДу, туберкулезу и малярии, которые привлекают к себе значительное внимание мировой общественности и получают значительное финансирование в целях борьбы с ними.

Авторы статьи усматривают много общих черт между РШМ и NTD (WHO, 2010). В частности:

  • сочетание с бедностью;
  • распространенность в группах населения, которые в основном игнорируются лицами, определяющими политику;
  • стигматизация и дискриминация по мере развития;
  • значительное влияние на заболеваемость и смертность;
  • преимущественное игнорирование в клинических исследованиях и технологических разработках;
  • возможность контролировать, предотвращать и устранять с помощью доступных в настоящее время решений — эффективных, доступных и недорогих.

Только с середины 2000-х годов, отмечают авторы, мировое сообщество признало коллективную ответственность в борьбе с NTD и стало выделять целевое финансирование. До этого времени, не имея большого веса среди проблем населения развитых стран, NTD были игнорируемыми как в отношении разработки новых медицинских технологий, так и в распределении финансов. Причина — низкие приоритетность и экономическая эффективность при определении стандартными методами.

Что мы можем?

Вакцинация, скрининг, санитарное просвещение, а также лечение и паллиативная помощь — в борьбе с РШМ нужна дальновидная планомерная стратегия здравоохранения. При этом усилия должны прилагаться как на уровне организации, так и простого исполнения. Например, в Польше в феврале 2019 г. опубликовали результаты анонимного онлайн-опроса 1079 женщин (www.newslubuski.pl). Что мешает лично Вам проходить необходимый скрининг? Что Народный фонд здравоохранения (Narodowy Fundusz Zdrowia — NFZ) может для Вас сделать? Таков был главный мотив данного опроса. Он был нацелен на оценку знаний о цитологии, возможных бесплатных обследованиях и связанных с этим препятствий. Согласно полученным результатам 78% женщин проводят регулярные обследования каждые 1–3 года, но только 42% женщин — бесплатно. К сожалению, каждая четвертая женщина вообще не участвует в программах скрининга или выполняет цитологическое исследование раз в 5 лет или реже. Почему? Согласно опросу, женщины не проходят цитологических обследований из-за боязни, что тест выявит рак (лучше жить в неведении), страха перед неприятными ощущениями, нехватки времени или (ложного) стыда. Многие женщины в качестве причины также назвали затрудненный доступ к врачу или неосведомленность относительно места и времени проведения тестов. Однако в Польше у женщин есть реальная возможность пройти бесплатное обследование за счет NFZ, а в ряде регионов — еще и вакцинацию против вируса папилломы человека в рамках муниципальных программ (www.rp.pl). Но это — в Польше. А в Украине?

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, Viber-сообщество, страничку Facebook, а также Twitter, чтобы первыми получать самые свежие и актуальные новости из мира медицины.

  • DiSaia P.J., Creasman W.T., Mannel R.S. et al. (2018) Clinical gynecologic oncology. Elsevier, Philadelphia, PA.
  • Ferlay J., Colombet M., Soerjomataram I. et al. (2018) Estimating the global cancer incidence and mortality in 2018: GLOBOCAN sources and methods. Int. J. Cancer, Oct. 23. doi: 10.1002/ijc.31937. [Epub. ahead of print] PubMed PMID: 30350310.
  • Freeman H.P., Wingrove B.K. (2005) Excess cervical cancer mortality: a marker for low access to health care in poor communities. National Cancer Institute, Center to Reduce Cancer Health Disparities, Rockville, MD.
  • Knaul F.M., Rodriguez N., Arreola-Ornelas H., Olson J.R. (2019) Cervical cancer: lessons learned from neglected tropical diseases. The Lancet Global Health. doi: 10.1016/S2214-109X(18)30533-3.
  • WHO Department of Control of Neglected Tropical Diseases (2010) Working to overcome the global impact of neglected tropical diseases: first WHO report on neglected tropical diseases. World Health Organization, Geneva.

Дарья Полякова
по материалам www.ncru.inf.ua; gco.iarc.fr; www.healthdata.org;
www.who.int; www.newslubuski.pl; www.rp.pl